[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29]
[главная] [авторы]

 

К списку выпусков

Рязанские ведомости.1999. 24 сентября. . 205-206. С. 4.

Еврейский погром в Рязани 1905 года.
Погром 23-24 октября 1905 г. в Рязани и следствие по нему.

                       Мираков М.,                        Трибунский П.

Тюремная эпопея С.Д.Яхонтова: "Наступило время, когда личность человека - ничто..."
Арест и тюремное заключение архивиста и музейного деятеля С.Д.Яхонтов.

                       Толстов В.

Рязанский концлагерь: факты и домыслы.
История рязанского концлагеря (1919-1923).

                       Трибунский П.

Дорога в XX век.
Несостоявшаяся касимовская железная дорога.

                       Филиппов Д.

 

Рязанский концлагерь: факты и домыслы

   "Не спорьте с бульварными газетами. Там или все выдумано или искажено", - советовал один известный журналист молодым коллегам. Я не последовал мудрому совету и решил возразить И.Хлуденеву, тем более, что его статья "Концлагерь в святой обители" (Мещерская сторона. 1999. 11 августа) претендует на некое подобие научной: автор посетил архив и удосужился прочитать ряд книг и статей. Но при внимательном рассмотрении оказалось, что и в этой статье опровергать нечего. Поэтому я избрал другой путь, а, именно, дал краткое изложение истории рязанского концентрационного лагеря принудительных работ, основанное на изучении документальных материалов. Вопрос о создании в Рязани концентрационного лагеря впервые был поставлен на заседании губисполкома 12 сентября 1918 г. Кампания "красного террора" после покушения на председателя СНК В.И.Ленина уже началась и система заложничества была признана весьма эффективной для целей революции. Поэтому вопрос о создании лагеря был решен положительно. Но реально лагерь начали организовывать с июня 1919 г. после публикации известного декрета ВЦИК. 24 июня губисполком назначил Комарова первым комендантом лагеря. (После него - М.Н. Парфенов, Карасев). Лагерь предполагалось временно организовать силами губернской ЧК и отдела управления в Дашковских казармах, после чего переместить его в Казанский женский монастырь. 1 августа началось занятие помещений монастыря, а 21 числа его официально закрыли. В то время на территории монастыря проживало до 700 монахинь и частных лиц. Их стали выселять и трудоспособных отправлять на сельскохозяйственные работы. Выселение затянулось до октября. Вначале работы по созданию лагеря шли крайне медленно. Лишь после прорыва фронта конным корпусом К.К. Мамонтова и появлению его на границах губернии лагерь развернулся на полную мощность. Всего в уездах было взято 1264 заложников. Предполагалось, что в заложники следует брать дворян, купцов, кулаков и других возможных противников Советской власти, но в спешке поступило и много крестьян-середняков. Когда опасность миновала, то 305 человек отправили в Москву для разбирательства, около 800 отпустили, поставив на специальный учет на местах, а оставшиеся, в рамках трудового перевоспитания, стали бесплатной рабочей силой в городах и уездах. Лагерь для содержания заложников постепенно превратился в лагерь принудительных работ, куда стали попадать люди, в чем-то провинившиеся перед Советской властью. Появление такого лагеря было прямым следствием политики "военного коммунизма".

Количество заключенных в годы гражданской войны постоянно менялось, колеблясь от 223 (на 22 декабря 1919 г.) до 1798 человек (на 7 августа 1920 г.). И это при том, что лагерь был рассчитан на 600 человек! Контингент лагеря в первые два года был разношерстным: тут встречались и уголовники, и представители имущих классов, и бывшие советские служащие, и военнопленные, и дезертиры. Подавляющее большинство составляли пленные белогвардейцы и дезертиры. В лагере сидели как мужчины, так и женщины, правда, в незначительном количестве. С лета 1921 г. правительство начало кампанию по освобождению пленных белогвардейцев, и среди заключенных стали преобладать уголовники. Лагерь мыслился как исправительно-воспитательное учреждение и основным средством воспитания была трудотерапия. Заключенных использовали как на работах в лагере, так и за его пределами. Осужденные до конца гражданской войны за пределы лагеря не выпускались. Советские учреждения, заинтересованные в получении рабочей силы, должны были подавать заявки в специально созданный подотдел общественных работ и повинностей при отделе управления. Больше всего требований поступало с железной дороги и из продоволственных организаций. Заработанные деньги поступали в лагерь, четверть которых заключенный получал при освобождении. Для заключенных был установлен 8-часовой рабочий день на физических работах, и чуть больший - на канцелярских. Позже рабочий день был сокращен до 6 часов. Никакой ответственной работы заключенным не доверяли. Часть заключенных отправлялась на работы под конвоем, а некоторые без. К 6 часам вечера заключенные были обязаны прибыть в лагерь. В противном случае они объявлялись беглыми, и подлежали наказанию при поимке.

Финансирование лагеря шло из комиссариата внутренних дел. Вместе с тем руководство лагеря в 1920 г. организовало ряд мастерских, чтобы часть средств зарабатывать силами заключенных. Количество мастерских в разное время колебалось от 7 до 9. Наладить их нормальную работу так и не удалось. С начала 1922 г. почти все мастерские были закрыты из-за отсутствия специалистов.

Питание заключенных было скудным, лишь к 1921 г. оно стабилизировалось. Поставка продовольствия осуществлялась через единое потребительское общество, а для улучшения питания силами заключенных обрабатывался огород. Лазарет появился уже к осени 1919 г. и уровень обслуживания был на высоте. На работе лазарета отрицательно сказывался недостаток медикаментов. Поставку обмундирования, белья и обуви не наладили до закрытия лагеря. Баня была, но из-за отсутствия мыла -работала плохо. Окончание гражданской войны и введение новой экономической политики в 1921 г. заставило перевести лагерь на частичное самоснабжение. Расчет делался на мастерские, созданные при лагере. Но из всех мастерских только белошвейная давала доход, остальные были убыточными. Заключенные, работавшие в советских учреждениях, теперь были переведены на продовольственное снабжение этих учреждений. Естественно, это стало вызывать постепенное сокращение числа заявок на заключенных. Было сокращено число конвоиров и служащих лагеря.

Другим средством воспитания объявлялось искусство, для чего в лагере был организован театр, оркестр, хор, библиотека, читались лекции, работали курсы ликбеза, бухгалтерские, иностранных языков. Но реального результата эта деятельность не дала, тем более, что с 1922 г. она начала свертываться, т.к. лагерь перешел на самофинансирование. В декабре 1922 г. концлагерь перешел в ведение губернского управления местами заключения при губисполкоме. Лагерь находился на хозрасчете, и при небольшом количестве заключенных не мог самостоятельно содержать себя. Приказом от 20 января 1923 г. концлагерь должен был быть ликвидирован к 20 февраля. Из оставшихся к тому моменту 78 заключенных 54 были отправлены в исправительный дом . 2, а остальные - на хозяйственные работы по перевозке имущества бывшего лагеря в исправительный дом . 2. Как видим, концентрационный лагерь не предназначался для расстрела врагов революции. Этим занимались другие ведомства.

Рязанский концлагерь был не единственным на территории губернии в годы гражданской войны. С апреля 1920 по июль 1921 г. подобное учреждение существовало в Ряжске, где в отдельные месяцы число заключенных превышало 500 человек. Основной контингент - пленные казаки. У Ряжского лагеря было отделение в поселке Александро-Невский Раненбургского у. Там находилось около полутора сотен человек, большинство - пленные белогвардейцы. После закрытия Ряжского концлагеря и его отделения оставшиеся заключенные были отправлены в Рязань.

Павел Трибунский.