[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29]
[главная] [авторы]

 

К списку выпусков

Рязанские ведомости.1999. 29 сентября. . 235-236. С. 4.

По примеру Москвы.
Выселение евреев из городов Рязанской губернии в конце XIX в.

                       Мираков М.,

Начало рязанской металлургии.
Организация первого металлургического завода в Рязанском крае (1716 г.).

                       Никитин А.

Причем тут Агафья Лыкова?
Старообрядцы в Рязанской области.

                       Никитин А.

Хранитель рязанских древностей И.И.Проходцов
Судьба историка и архивиста И.И.Проходцова (1867-1941).

                       Толстов В.,                        Трибунский П.

 

Начало рязанской металлургии

   Когда речь заходит о старейшем промышленном предприятии Рязанского края, исторические труды, а также популярные издания, вплоть до путеводителей, единодушны. Например, в книге "Два века рязанской истории" (Рязань, 1991) читаем: "...Ко времени петровских преобразований относится возникновение Истьинского машиностроительного завода (1713 г.). Он был основан московским купцом Яковом Рюминым на базе местных железных руд. В 1716 г. завод начал выплавлять чугун, ковать железо, лить пушки". Удивительно, но в трех этих фразах (их автор - И.П.Попов) содержатся, по крайней мере, четыре ошибки.

Во-первых, такой промышленной отрасли, как машиностроение, в 1713 г. просто не существовало. Истьинский завод был металлургическим, и лишь с середины XIX века на нем начинает разворачиваться машиностроительное производство. Утверждение, будто "истьинские машиностроители начали выпускать свою продукцию за 278 лет до основания СНГ" - явное недоразумение.

Во-вторых, Яков Кузьмич Рюмин (1682? - 1745) был не московским купцом, а посадским человеком Переяславля-Рязанского, поселившимся затем в Санкт-Петербурге. К московскому купечеству (гостиной сотне) он приписался много позже.

В-третьих, никаких пушек Истьинский завод в 1716 г. не отливал. Он производил "полосное, связное и дощатое" железо, казаны, ломы, лопатки и мельничные веретена. В-четвертых, путешествующая из книги в книгу дата основания завода - 1713 год - неверна. Кстати, еще в дореволюционных изданиях, например, в знаменитом описании Рязанской губернии М.Барановича (1860 г.), фигурировала правильная дата - 1716 год. "Удлинил" историю завода на три года покойный ныне краевед В.Т.Каратаев, учитель истории Истьинской средней школы.

Автор этих строк хранит самые теплые воспоминания о В.Т.Каратаеве - человек он был замечательный. Более сорока лет назад он занялся историей села Истья и его главной достопримечательности - завода. Его краеведческий поиск отличала добросовестность и широта охвата. Но в определении даты основания Истьинского завода он либо ошибся, либо не устоял перед излишне вольной трактовкой фактов, к которым мы и предлагаем сейчас обратиться, тем более, что они проливают совсем иной свет на истоки рязанской промышленности.

"Лета 1710-го августа в 17 день" Переяславля Рязанского посадский человек Панкрат Кузьмич Рюмин (? - 1742) нанял у Савина Воскресенского монастыря, что на Истре, три десятины земли под строительство оброчной мельницы. Земля эта (прежде принадлежавшая упраздненному Никитскому Жерновскому монастырю) располагалась в Старорязанском стане Рязанского уезда, на правом берегу речки Улас, недалеко от деревни Ухорской и против деревни Пирошковой (Малой Пироговой). На другом берегу предполагалось строительство винокуренного завода; тут Рюмин нанимал землю у помещиков Трубниковых.

А спустя три года, 18 августа 1713 г. старший брат Панкрата Рюмина Яков подал в Московскую губернскую канцелярию челобитную, где сообщал, что "он, Яков, желает, чтоб ему повелено было железные заводы вновь от себя завесть на оброчной мелнице, которая в Переславском уезде Резанского в Старорезанском стану в вотчинах: берег - приписного к Воскресенскому монастырю Никицкого Жерновского монастыря, а другой берег - порутчиков Автамона Головнина, да Семена Трубникова, да порутчика Кирилы Головнина (прадед вице-адмирала В.М.Головнина - А.Н.) да рейтара Тимофея Дуванова в деревни Малой Пирошковой. А под тое вышеписанную мелницу речку Улусь и берега он нанел у тех вышеписанных помещиков из найму. А ныне де он нашел железную руду в Резанском уезде в Каменском стану в селе Залипяжье и в деревни Тугушевой у разных помещиков и просил, чтоб повелено было на той мелнице построить ему, Якову, домну и молотовые и боевые кузницы; также на те заводы железную руду, и лес, и дрова, и уголья покупать в том же уезде разных чинов у людей поволною ценою и с тех заводов делное железо продавать всем свободно и с тех заводов в казну вместо пошлин платить железа десятый пуд, и в том бы дать ему указ".

23 декабря 1713 года Яков Рюмин получает указ о строительстве завода, и эту дату, при желании, можно считать днем рождения рязанской металлургии. Но, как видим, речь идет вовсе не об Истьинском заводе, ибо хотя руда и найдена в Каменском стане, на территории нынешнего Старожиловского района, но строится завод не на реке Истье, а за Проней, на крохотной речке Улус в Старорязанском стане - сейчас это Спасский район. Место, оговоримся сразу, было выбрано для завода не самое удачное, но роль сыграло, видимо то, что на Улусе уже была построена Рюмиными плотина и скромное литейное производство могло быть развернуто в короткий срок.

Завод заработал, о чем свидетельствует новая челобитная Якова Рюмина от 25 августа 1715 г.: "в прошлом де 713-м году по указу Великого Государя по ево челобитью велено ему, Рюмину, в Резанском уезде в Старорезанском стану в деревне Пирошковой на речке Улусе на оброчной мелнице построить железные заводы [...] и он, Рюмин, такие заводы построил, и на тех заводех за умалением воды плавленью железа чинитца остановка. И чтоб де повелено было к тем заводам построить ему, в прибавку, домны и молотовые кузницы в Резанском же уезде в селе Залипяжье на речке Истье на земле помещиков Алексея Иванова сына Татищева да вдовы Агафьи Сидоровской жены Сурменева..." 23 февраля 1716 г. "санкт питер бурхский житель" Я.К.Рюмин получает указ о строительстве "прибавочных" заводов - вот вам и дата рождения Истьинского завода. Термин "в прибавку", возможно, ввел В.Т.Каратаева в соблазн считать Улусский и Истьинский заводы как бы разными цехами одного предприятия, но это очевидная смысловая натяжка. В распоряжении автора имеются десятки документов, позволяющих утверждать, что оба завода, как владельцами, так и властями рассматривались совершенно автономно. Что же до истьинской руды, на которой работал Улусский завод, так за ней приезжали и из более отдаленных мест - например, с Непложского железного завода Мосоловых. О том, насколько различались масштабы производства на двух заводах, свидетельствует "сказка", поданная 10 мая 1721 г. Яковом Рюминым: "В 719 году из металов зделано на Улоском моем железном заводе тритцать казанов, весом в них четыреста пуд. Да в 720 году на том же заводе пятдесят пять казанов весом шестьсот пятьдесят пут". На Истьинском же заводе суммарный вес продукции в 1719 г. составил 4474 пуда, а в 1720 г. - 6185 пудов.

И судьба у двух заводов оказалась совершенно разной. Опыт скромного Улусского производства Рюминых больше не устраивал. На Истье уже речь шла не о найме берегов маленькой речки. В 1716 - 1723 гг. Рюмины приобрели 338 четвертей земли у 43 помещиков и помещиц в Рязанском, Пронском, Ряжском и Инсарском уездах. Воспользовавшись данным "купецким людям" с 1721 г. правом приобретать и приписывать к заводам крепостных крестьян, вчерашние посадские тяглецы Рюмины стали в ряд с первыми рязанскими помещиками. Но чем богаче становились братья Рюмины, тем сильнее разгоралась между ними открытая вражда.

В 1730 г. железные заводы братьев Рюминых "за казенную на них доимку" были камер-коллегией и канцелярией конфискации отписаны и производство на них остановилось. Лишь в 1733 г. разоренные заводы были отданы "на 10 лет" новым владельцам, московскому купцу Готлибу (Богдану) Белову и рижскому купцу Генриху Янковичу, обязавшимся выплатить в казну долги Рюминых. С 1739 г. возрождением производства занимается Панкрат Рюмин, одолевший в многолетней семейной войне старшего брата Якова.

Надо думать, восстановлению подвергся лишь Истьинский завод. В истории этого предприятия периоды подъема и упадка чередовались не раз. А первенец рязанской металлургии так и не возродился. Донесение Переяславской провинциальной канцелярии в Берг-коллегию от 18 августа 1742 г. рисует картину полного запустения: "В первом Улуцком заводе по свидетельству и по скаске мастерской явилось: плотина старая, строена тому болше 20 лет, и та от полой воды вся ветха и в двух местах промыло полою водою до подошвы. А ларей, и мехов, и колес, и никакого старого и вновь строения, також и копания железной руды на том заводе не явилось".

Александр Никитин.