[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29]
[главная] [авторы]

 

К списку выпусков

Рязанские ведомости.1999. 29 апреля. . 86. С.3.

Белоозерцы.
История корпорации казаков-белоозерцев.

                       Азаков С.

"Обратить в первобытное дворянское состояние..."
Рязанское дворянство в конце XVIII в.

                       Крючков В.

Последний рязанский губернатор.
Биография Н.Н.Кисель-Загорянского (1871-?), последнего рязанского губернатора.

                       Трибунский П.

Касимовские стекольные заводчики.
История касимовских стекольных заводов.

                       Филиппов Д.

 

Касимовские стекольные заводчики

   Касимовский уезд с конца XVIII века был одним из центров стекольного производства в Центре России. В "Описании Российской коммерции" М.Д. Чулкова, изданном в 1786 году отмечается, что жители касимовской округи собирают "горшечную, кирпичную и прочие глины" и отвозят их на стекольные заводы, расположенные в уезде. В начале XIX века уезд входил в так называемый Мальцовский промышленный район, получивший название по имени владимирских стекольных заводчиков Мальцовых. Им принадлежало большинство стекольных предприятий касимовской округи. В середине XIX века - заводы Мальцовых поставляли не менее половины всей стекольной продукции, имевшейся в российском торговом обороте страны.

Заняв данную производственную нишу в регионе Мальцовы ограничили для прочих предпринимателей возможности участия в стекольном производстве. В частности, и по этой причине среди касимовского купечества занятия стекольным и фаянсовым производством не получили широкого распространения.

Сравнительно крупным стекольным и фаянсовым производством занималась только семья купцов Корсаковых, записавшаяся в касимовское купечество в 1827 году из московского купеческого общества. В 1830-50-х годах в селе Дубровке Касимовского уезда действовали фаянсовая и стекольная фабрики Г.А. Корсакова. На фаянсовой фабрике, открытой в 1829 году, изготавливались суповые чаши, соусники, салатники, тарелки, другая посуда и "разная мелочь". На предприятии имелась "машина, действующая лошадьми для молки материалов", пять печей для обжига посуды и сушки глины, работали 13 вольнонаемных рабочих. Сырье для производства поступало из Владимирской, Рязанской, Черниговской губерний, а также из Москвы и Ярославля. Кроме Дубровской фабрики, Корсаковым принадлежала фаянсовая фабрика в селе Речицы Бронницкого уезда Московской губернии. Фаянсовая посуда Корсаковых сбывалась главным образом в Москве.

В 1831 году Корсаковы открыли стекольное производство. На стекольной фабрике, действовавшей все в той же Дубровке, производилось оконное стекло. В 1833 году на фабрике было изготовлено 582 ящика стекла, стоимостью 22 504 руб., на предприятии работало 14 человек, обслуживавших 6 печей. В конце 1830-х годов объем выпускаемой продукции возрос и достигал 748 ящиков стекла, на сумму 35 560 руб. К 1850-х годов ассортимент выпускаемой продукции был расширен и наряду с оконным стеклом на фабрике стали изготавливать стеклянную посуду, которая закупалась преимущественно содержателями питейных откупов. Но уже в середине 1850-х годов объем выпускаемых изделий сокращается, видимо это было связано с тем, что к этому времени семья Корсаковых уже отходила от активных занятий производством, а фабрика работала последние годы. В это время на фабрике трудилось 20 вольнонаемных работников. Сбыт стекольной продукции в 1830-х годах производился главным образом в Москве и частично в Рязанской губернии, в 1850-х годах. хозяйственные связи Корсаковых охватывали Рязанскую, Тамбовскую, Орловскую и Воронежскую губернии.

Во второй половине XIX века, после прекращения деятельности фабрик Корсаковых в 1850-х годах, касимовские купцы не имели собственных стекольных предприятий, но отмечены случаи арендного содержания заводов. В 1870-х годах Л.А. Барсков арендовал у князя Варшавского Воронцовский и Перовский стекольные заводы. В 1870 году на этих предприятиях было изготовлено стеклянной посуды на сумму 30115 руб., в 1875 году - на 57970 руб. В середине 1870-х годов на стекольных заводах работало до 80 человек. Производственная деятельность касимовского купечества распространялась и на соседние уезды Владимирской губернии. Еще в конце XVIII века в Меленковском уезде Владимирской губернии действовало стекольное предприятие, принадлежавшее касимовскому купцу И.О. Алянчикову. На предприятии Алянчикова выпускалась разная стеклянная посуда и оконное стекло. Действовала фабрика, видимо, до середины 1810-х годов, однако дальнейшая ее судьба неизвестна.

В числе преуспевающих касимовских хрустальных заводчиков на протяжении всей первой половины XIX века была семья Л.П. Якунчикова. В 1806 году Лукьян Прохорович Якунчиков арендовал у гвардии прапорщика В.М. Владыкина землю у села Русина в Ковровском уезде Владимирской губернии основал там хрустальную фабрику "по причине изобилия леса и по удобству близ протекающей реки Клязьмы". В 1807 году для обеспечения фабрики дровами Якунчиков купил на сруб лесные угодья при деревнях Слободки и Ермолаева в Ковровском уезде у того же Владыкина, а позже лес в Судогодском уезде близ деревни Бахшиной у статской советницы П.И. Ермоловой.

Как видно из фабричных ведомостей, в 1812 году на фабрике работало 45, а в 1814 году - 76 вольнонаемных рабочих, имелось две печи для варки стекла. На фабрике вырабатывалась различная "гладкая, шлифованная и рисованная" посуда: хрустальные графины, кружки, стаканы, рюмки. Объемы производства росли год от года. В 1814 году объемы продажи изделий фабрики с учетом проданных остатков товара выпуска 1813 года составили 442 тыс. шт.

После смерти Лукьяна Прохоровича в апреле 1820 года, дело было унаследовано сыновьями. Вдова Якунчикова Матрена Семеновна и его сыновья Степан и Павел заключили между собой "условие", которым устанавливались доли наследуемой собственности и порядок распределения прибылей от производства.

Вдове выделялась "законная" четвертая часть движимого и седьмая часть недвижимого имущества. Матрена Семеновна получила каменный дом в Касимове, со всем имуществом и "винами для продажи купленными" - Якунчиковы содержали ренсковый погреб. Кроме того, сыновья обязывались выделять ей "на содержание" четыре тысячи рублей ежегодно. В фабричные дела, будь то производство или распределение прибыли, Матрена Семеновна не вступалась.

Братья заключили между собой контракт, где четко были оговорены все условия дальнейшего развития семейного дела. Они приняли решение не разделять отцовский капитал, а действовать совместно. Капитал, вложенный в производственные помещения, материалы, готовую продукцию и прочие движимые и недвижимые объекты составлял на 1 мая 1820 года 195 тыс. руб. Все имущество было переписано, а составленные реестры должны были "на будущее время служить основанием раздела". Павлу выделялись две трети, а Степану третья часть наследства. Доход, впредь получаемый от производства, делился братьями пополам, причем, оговаривалось, что каждый может получить из своей доли до семи тысяч рублей, все остальное поступало на развитие производства.

Особо был оговорен случай возможного избрания кого-либо из братьев в общественные должности. В этой ситуации избранному дополнительно выделялось 5 тыс. руб. в год из общего дохода.

Отдельный пункт касался фабричных мастеров, "из людей" Екатерины Михайловны Якунчиковой (урожд. Родиной) - жены Степана. Она происходила из дворянского сословия и, по всей вероятности, владела крепостными. Мастера служили на фабрике "по условию", за плату. Пункт контракта касавшийся их предусматривал сохранение прежнего "как было при покойном родителе нашем" размера заработной платы. Фабрикантами допускалась возможность повышения платы "с общаго нашего согласия, сообразно получаемой платы мастерами за подобную выделку на прочих хрустальных фабриках". Кроме того, из доходов фабрики производилась выплата государственных податей и рекрутских складочных денег за мастеров. В последней статье контракта братья договаривались "одному без другого не кредитоваться ... и давать акты за общим подписанием". Фабрика Якунчиковых просуществовала до 1840-х годов.

Дмитрий Филиппов.