Если нужно купить фасадный сайдинг#, обращайтесь только в компанию ООО С.К. Профиль.

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29]
[главная] [авторы]

 

К списку выпусков

Рязанские ведомости.1999. 24 июня. . 122. С.3.

Судьба потомков пророка в России.
Сеидский род Шакуловых на Рязанской земле.

                       Азовцев А.

Рязанский край и Посольский приказ в XVII в.
Взаимоотношения Посольского приказа и Рязанского уезда в XVII в.

                       Беляков А.

Граффити на арабских дирхемах из рязанских кладов.

                       Гомзин А.

О дате и месте рождения П.В.Хавского.
Новые данные для биографии члена Союза благоденствия П.В.Хавского.

                       Трибунский П.

Касимовские откупщики.
Касимовцы - деятели питейных откупов XVIII-XIX вв.

                       Филиппов Д.

 

О судьбе потомков пророка в России

   В мусульманском мире особым почетом пользуются роды так называемых "сеидов" (от арабского "господин"). Христианство не знает подобного института. Cчитается, что свою родословную сеиды ведут от основателя мусульманства пророка Мухаммеда, точнее от халифа Хуссейна, сына дочери пророка Фатимы и халифа Али.

Предки касимовского рода сеидов Шакуловых в Мещеру попали, видимо, вместе с первым татарским владетелем Городца-Мещерского (Касимова) султаном Касимом. Думается, что именно так следует трактовать сообщение конца XVI в. о Белек-сеиде Шакулове, как о человеке "из старого еще юрта". Хотя надо заметить, что родословие Шакуловых не указывает предка ранее отца Белека Кашкей-сеида. При этом первое известие о присутствии сеида среди городецких (касимовских) татар относится еще к 1520/21 гг. Существование другого подобного рода в Касимове неизвестно.

Сеидам, преимущественно, была уготована духовная стезя. Но касимовские сеиды проявили себя как военные лидеры корпорации. Касимовцы участвовали в боевых кампаниях русского войска двумя частями. В разрядных записях выделяется царев двор и собственно городецкие татары. Это не удивительно, ведь до XVII века династии касимовских владетелей, как таковой, не было. Московское правительство направляло на "престол" в Касимов представителя то одной, то другой ветви Чингисидов из давно обособившихся осколков Золотой Орды. Новый правитель приезжал не один, а с той или иной величины окружением (двором) и, разумеется, между людьми "старого юрта", подобных Шакуловым, и новичками, близкими к формальному главе корпорации, не могло не возникнуть антагонизма, особенно опасного в период военных кампаний. Так что разделение этих групп в служебном отношении было необходимым.

В казанском походе Ивана Грозного 1552 г. при касимовском владетеле Шах-Али (Шигалее) отряд городецких татар возглавлял Ак-сеид, сын Шереф-сеида. В 80-е годы XVI в. ту же роль исполнял уже упоминавшийся Кашкей-сеид. Более того, в конце XVI - начале XVII в. совокупность служилых городецких татар, исключая царев двор, во многих источниках называется Сеитов полк. В этой связи примечательно, что жалованные грамоты царей Федора Ивановича (1587 г.) с подтверждениями Бориса Годунова и Михаила Федоровича Романова и Лжедмитрия I (1605 г.), освобождавшая всех (!) касимовских татар от ряда податей и служб, сохранились в семейном архиве Шакуловых. Белек-сеид Шакулов, по-видимому, вернулся к характерному для сеидов духовному пути. Известно, что в 1600 г. он читал хутбу (праздничную проповедь), посвященную возведению на "престол" нового касимовского "царя" Ураз-Мухаммеда.

Однако, вскоре мы вновь находим Шакуловых среди служилых людей. В 1613 г. один из сыновей Белек-сеида был послан в Вологодский Спасо-Прилуцкий монастырь с целью сбора продовольствия и конских кормов для нужд второго ополчения. Нам известны двое сыновей Белека: Ак-Мухаммед-сеид и Иш-Мухаммед-сеид. Они оба были "приказными людьми" последнего касимовского "царя" Сеид-Бурхана. Последний, судя по писцовым книгам 1627 года, выделил им из своих дворцовых касимовских владений две небольшие деревни: первому - Большие Пекселы Касимовского уезда с 10 крестьянскими и 7 бобыльскими дворами, второму - Уланова Гора Елатомского уезда с 4 крестьянскими и 5 бобыльскими дворами. Любопытно, что братья служили собственному внуку. Ведь матерью Сеид-Бурхана была дочь Ак-Мухаммеда - Фатима-султан-бике. Во второй половине XVII века с укреплением Русского государства и расширением его границ роль "Касимовского царства", как приманки для татар, стремившихся служить русскому царю, сохраняя при этом свое национальное и религиозное своеобразие, упала. Теперь так можно было поступать, и не покидая родных мест. Да и русское правительство стремилось использовать татарскую военную силу в качестве наемных орд, а не сажать степняков на землю, как помещиков-феодалов. Раз за разом издавались указы, ограничивавшие права землевладения иноверцев. И, в целом, поместная дворянская конница, каковой за двести с лишним лет пребывания в России стала бывшая орда Касима, с началом реформ русской армии и образованием полков "нового строя" потеряла свое значение. На протяжении XVII века существование "Касимовского царства" становилось все более номинальным. Род касимовских "царей" фактически оказался на положении феодального владельца дворцовых земель в его составе. И служба при дворе в Касимове становилась бесперспективной. Многие татары искали другие пути в борьбе за достойное существование. Так, внук Ак-Мухаммеда-сеида Сеид-Ахмет-сеид служил переводчиком в Посольском приказе. Он был в в составе русского посольства 1680 г. в Крым, где в 1681 г. и умер.

В это же время формально ликвидируется "Касимовское царство". Сеид-Бурхан, принявший крещение под именем Василия, умер около 1679 года. Все его дети также были православными, поэтому "престол" достался матери - Фатиме-султан-бике из рода Шакуловых. А после ее кончины, происшедшей примерно через два года, нового владетеля в Касимов решено было не назначать.

В начале XVIII в. большинство касимовских татар разделило судьбу многих других мелкопоместных детей боярских Русского государства. Они были переведены в состав государственных крестьян - однодворцев. По первой ревизии 1720-х годов в числе жителей Татарской слободы Касимова значатся однодворцы: сын Сеид-Ахмета Якуб (Егуп)-сеид с сыном Бектемир-сеидом и родственниками Назармамет-сеидом и Валмамет-сеидом.

Тем не менее, сеиды все еще пользовались большим авторитетом среди татарского населения Касимова. В 1768 г. сын Бектемир-сеида, Бурхан-сеид, в связи с разрешением строительства в городе новой мечети упоминается, как однодворческий сотник Татарской слободы. Большую часть лиц, жертвовавших средства на строительство, также составляли Шакуловы. Это, в числе прочего, свидетельствует о том, что несмотря на их крестьянское состояние, материальное положение сеидов было довольно высоким. Волею судеб оказавшись на нижних ступенях социальной лестницы Российской империи, представители ветви столь замечательного рода предпринимали попытки исправить очевидную историческую несправедливость. Наиболее простым выходом для любого знатного татарина было крещение. Так, поступил шурин Бектемир-сеида Кутлу-Мухаммед Тевкелев (в крещении Алексей Иванович), впоследствии дослужившийся до генерал-майора. Однако, думается, что переступить таким образом через память своего выдающегося предка было для Шакуловых невозможно.

После разрешения однодворцам ходатайствовать о возвращении им прав дворянства, наряду с другими татарами, в Рязанское дворянское депутатское собрание в 1791 г. подали прошение Муртаза-сеид и Муканей (Мухаммед)-сеид Бектемировы дети Шакуловы. Первоначально их доказательства были признаны достаточными, но это определение собрания не было утверждено Сенатом. Потомки пророка так и остались крестьянами. Лишь внук Бурхан-сеида, Хамза-сеид Салехов сын Шакулов, став кожевенным заводчиком, добился определенного положения в русском обществе.

Андрей Азовцев.