Огромный пост о том как выбрать видеорегистратор.

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27][28] [29]
[главная] [авторы]

 

К списку выпусков

Вечерняя Рязань.2001. 12 января. С.16, 21

Декабристы и Рязанский край.
Связь отдельных декабристов с Рязанским краем.

                     Никитин А.

Из жизни авантюриста.
И.В.Шервуд и баташевское наследство.

                     Никитин А.

Декабристы в материалах РУАК.
Материалы о декабристах в фонде Рязанской ученой архивной комиссии.

                     Толстов В.

Доктор медицины.
Судьба доктора медицины и члена Союза благоденствия О.П.Богородицкого (ок. 1784 - 1826).

                     Трибунский П.

 

Из жизни авантюриста

   Одной из печальных страниц истории декабризма является эпизод с доносом Шервуда. Унтер-офицер 3-го Украинского уланского полка Иван Васильевич Шервуд (1798-1867), получив санкцию властей, проник в ряды Южного общества. Собранные сведения он обобщил в обстоятельном доносе, сыгравшем не последнюю роль в следствии по делу декабристов. В награду за свой "отличный подвиг, оказанный против злоумышленников", Шервуд получил офицерский чин, перевод в гвардию и потомственное дворянство с "высочайшим повелением впредь именоваться Шервудом-Верным".

Прошло несколько лет и выяснилось, что герой, обласканный великим князем Михаилом Павловичем - откровенный аферист, чьим главным талантом было умение пускать пыль в глаза. Декабрист Ф.Ф.Вадковский, на свою беду принявший Шервуда в тайное общество, видел его таким: "Англичанин непоколебимой воли, олицетворенная честь, он тверд в своих словах и намерениях. Холодный при первой встрече, в интимном знакомстве он обнаруживает чувство редкой сердечности и самопожертвования". Горький опыт позволил, однако, шефу жандармов графу А.Х.Бенкендорфу сделать другой вывод: "Точная чума этот Шервуд".

Среди многочисленных интриг и авантюр Шервуда, была одна, едва не сделавшая И.В.Шервуда-Верного владельцем знаменитых металлургических заводов, располагавшихся, в том числе, на территории нынешней Рязанской области. После смерти в 1799 г. заводчика-миллионера Андрея Родионовича Баташева началась тяжба о его наследстве, длившаяся несколько десятилетий. Одним из претендентов был Иван Андреевич Баташев, утвержденный в правах наследства в 1831 г.благодаря покровительству члена Государственного совета, бывшего рязанского генерал-губернатора А.Д.Балашова, в доме которого он поселился. Иван Баташев был человеком малоумным, совершенно неспособным распорядиться огромным состоянием и ставший поэтому легкой добычей аферистов. По свидетельству современника, "Балашов поил молодого Баташева и обыгрывал его в карты с помощью ... Шервуда". Последний сумел как-то вывести А.Д.Балашова из игры и перевез Баташева на свою квартиру, в результате чего 17 июля 1833 г. была заключена удивительная купчая. Когда в конце 1820-х гг. III Отделение послало Шервуда на Украину, он вел там себя на манер гоголевского Ревизора. В случае же с Баташевым ему пришел в голову план совершенно чичиковский: приобрести у неспособного наследника огромное имение, тут же заложить его в казну, расплатившись с продавцом деньгами, полученными от заклада, и заработав огромный куш в виде разницы. Согласно купчей, И.В.Шервуд-Верный становился хозяином семи горных заводов (в том числе в Гусе-Железном, Сынтуле и Мердуши) и стеклянной фабрики, расположенных в пяти губерниях, "с находящимися при оных мастеровыми и дворовыми людьми и на помещичьем праве состоящими крестьянами, всего до 14000 душ мужеска пола [...] со всеми угодьями, землями, лесами, отхожими пустошами, рудниками, мельницами, рыбными ловлями, всякого рода строениями, во всех местах находящимися, движимым имением всякого рода, равным образом со всеми... материалами, запасами, наличными капиталами и в документах заключающимися". 2 миллионов 200 тысяч рублей, которые должен был заплатить Баташеву Шервуд, у последнего, конечно же, не было, но их он рассчитывал получить в результате залога, а в задаток продавец принимал свои же собственные заемные письма на сумму 400 тысяч рублей, которые Шервуд успел из него вытянуть.

Сделка не состоялась - воспрепятствовала Петербургская гражданская палата, усомнившаяся в кредитоспособности Шервуда. Убедившись, что так просто сделаться миллионером ему не дадут, Шервуд попытался продать свои права на приобретение баташевского имения генерал-майору А.И.Пашкову. За эту уступку он должен был получить имение в Московской губернии и каменный дом в Москве, но репутация Шервуда в глазах властей была настолько скандальной, что ему не удалось довести до конца и этот маневр. Шервуд-Верный остался ни с чем, а баташевское имение было взято в опеку. До чего довела заводы эта опека, описано в рассказе И.В.Селиванова "Опекунское управление". Вскоре закатилась и звезда И.В.Шервуда-Верного. В 1844 г. за ложные доносы он был заключен в Петропавловскую крепость, откуда вышел только в 1851 г.

То, что не удалось И.В.Шервуду-Верному - стать рязанским помещиком - получилось у его внука. 27 октября 1907 г. отставной ротмистр Николай Николаевич Шервуд-Верный приобрел за 41458 р. 11 к. у И.П.Шаблыкина имение при сельце Доброй Надежде Екимецкой волости Раненбургского уезда (ныне это территория Новодеревенского района). Имение с 203 десятинами превосходной черноземной земли, большим фруктовым садом и огородом, наконец, значительной усадьбой с хорошими постройками, могло считаться удачным приобретением. Но хозяйствовать внуку "непреклонного англичанина" оставалось не более десяти лет. Погромы 1917-1918 гг. смели все усадьбы, чьим бы потомкам они ни принадлежали - декабристов или их врагов.

Александр Никитин.